Судьба Новоладожской городской библиотеки


С эпиграфом «С мала ключика студена потекла река» в газете  «Санкт-Петербургские ведомости» 24 ноября 1903 года была опубликована статья «Пример, достойный подражания»: «Как известно, столетие со дня рождения А.С. Пушкина было национальным праздником всей образованной России. Празднества эти, прошедшие в свое время без особого шума и блеска, оставили по себе добрую память: сколько просветительных учреждений появилось в России после 26 мая 1899 года. И вот живут эти учреждения, и долго, вечно будут жить и приносить пользу, нося славное имя поэта». Столетию со дня рождения великого поэта обязана своим рождением Новоладожская общественная библиотека имени А.С. Пушкина. И именно об этой библиотеке подробно рассказывают «Санкт-Петербургские ведомости» в своей передовой статье. Итак, как все начиналось.

В память об А.С. Пушкине в Новой Ладоге было устроено несколько литературно-музыкальных вечеров. Они привлекли внимание ладожан. От продажи билетов было выручено 72 руб. 24 коп. —  сумма достаточная для уездного города. Устроителем вечеров был преподаватель городского училища Илья Иванович Шеляпин – человек, знакомый с нуждами города и не лишенный инициативы. В городе не было библиотеки. И господин Шеляпин кладет вырученные деньги в основание библиотечного фонда и принимается за сбор пожертвований по подписным листам. И собирает с их помощью в течение года еще 110 руб. В то же время из своих сторонников он собрал своеобразный учредительский кружок. Местный общественный клуб пожертвовал на устройство библиотеки 50 руб. Уездный комитет попечительства народной трезвости пообещал еще 200 рублей.

Материальное обеспечение будущей библиотеки было готово уже в 1900 году. Но ее первый устав не был утвержден министерством и был возвращен для переработки. Все это заняло достаточно много времени, и только 17 февраля (по старому стилю) 1902 года Новоладожская общественная библиотека имени А.С. Пушкина в здании Городской управы была открыта, имелось тогда в ней 598 книг, за год было приобретено еще 200 книг и 126 томов журналов и стало ясно, что библиотека может обслуживать не только городских, но и уездных жителей. Поэтому правление обратилось за поддержкой еще и в Новоладожскую уездную земскую управу и Новоладожское отделение Санкт-Петербургского епархиального братства с ходатайством о материальной помощи. Правление библиотеки получило поддержку и там, и там.

Но не все складывалось так гладко. Как писали «Санкт-Петербургские ведомости», «небольшой скандал имел место при следующих обстоятельствах». Первоначально городское самоуправление сочувственно отнеслось к устройству библиотеки, выделило помещение. Через 8 месяцев помещения, занимаемые библиотекой, получили другое назначение, в новых Городская дума отказала, и пришлось даже закрыть библиотеку. Выручил из беды Комитет попечительства о народной трезвости и предоставил возможность библиотеке разместиться в своих помещениях.

Тем не менее, библиотека продолжала работать, и к 1 ноября 1903 года в библиотеке было 140 читателей, или подписчиков, из которых 35% составляли учащиеся. Число книг достигло 1500 экземпляров. Из периодических изданий библиотека получала: «Русская мысль», «Вестник Европы», «Вестник иностранной литературы», «Мир божий», «Русский Начальный учитель», «Нива» и другие.  

Заканчивалась статья в «Санкт-Петербургских ведомостях» так: «Вообще, теперь Новоладожская пушкинская библиотека миновала опасности младенческого периода и вступила в число учреждений с устойчивым положением. Она имеет возможность нормально развиваться и крепнуть еще более и, может быть, недалеко то время, когда пушкинский огонек превратиться в большой костер и своею теплотою согреет все грамотное население уезда.

В добрый час!..»

И библиотека действительно жила и развивалась. Уже в 1904 году Новоладожская библиотека имела печатный (!) «Каталог книг и Правила Новоладожской общественной библиотеки» (вышли в свет в одной из Санкт-Петербургских типографий, имеется ксерокопия титульного листа), число читателей возросло до 296 человек в 1913, число выданных книг увеличилось до 10000 (данные за те же года). Мы можем смело оперировать этими цифрами, потому что в 1914 году в городской типографии, принадлежащей Е.Л. Скрыгловецкому, был напечатан «Отчет Новоладожской общественной библиотеки им. А.С. Пушкина за 1913 год». Отчет очень подробно освещает состав читателей библиотеки, состав фонда, число выданных книг (с 1902 по 1913 год включительно), деятельность и поименный состав правления библиотеки. Благодаря этому изданию известны фамилии тех людей, кто внес свой вклад в развитие библиотеки.

В этом же отчете приведен настоящий рейтинг популярных среди читателей библиотеки книг: наибольшим спросом  пользовались из русской беллетристики сочинения Амфитеатрова (242 выдачи), Вербицкой (201 выдача), Л. Толстого (144), Салиаса (139), Тургенева (120), Достоевского (125) и т. д., журналы выдавались «Русская мысль» 150 раз, «Вестник Европы» – 120, «Современный мир» —  110. Нетрудно заметить, что среди читательских предпочтений  соседствуют классики и авторы, которых современный читатель практически не знает, авторы-однодневки. Так было в пору возникновения библиотеки, так это и сейчас.

Настоящим кладезем знаний об общественной библиотеке стала  уникальная находка. Один из читателей библиотеки показал печатный Систематический каталог общественной библиотеки им. А.А. Пушкина за 1902-1909 годы, изданный в Череповце в 1910 году. Это был самый настоящий рабочий экземпляр каталога с пометками, сделанными рукой библиотекаря. С позволения обладателя каталога была сделана его ксерокопия.

Замечательный подарок в конце XX века сделала библиотеке жительница деревни Немятово Людмила Константиновна Воронина. Она передала нам прекрасно сохранившийся экземпляр Систематического каталога.

Анализ всех источников позволяет сделать следующие выводы:

— Новоладожская общественная библиотека была общедоступной для читателей всех сословий и национальностей;

— она обслуживала как городских, так и уездных читателей, интересная деталь — земская почта бесплатно пересылала  книги в полотняных мешочках;

— библиотека была платным учреждением, за год подписка по первому разряду составляла 3 рубля (одновременно можно было взять 3 книги или 2 книги и 1 новый журнал), по второму – 1 рубль (1 книга), залог брался только с временно проживающих в городе, особо ценные издания выдавались под обеспечение их стоимости;

—  отношения с читателями регулировались правилами библиотеки, в которых были предусмотрены условия и сроки пользования, ответственность за порчу;

— фонд библиотеки был универсальным, помимо литературы на русском языке в фонде имелись книги на  английском и французском языке (одна из них хранится сейчас в нашей библиотеке, она была подарена нам нашей читательницей);

— библиотека комплектовалась на средства от взносов читателей, на средства, выделяемые земской управой, комитетом попечительства о народной трезвости и епархиальным братством, пени и деньги, вырученные от концертов и спектаклей;

— библиотека самоуправлялась общим собранием и Правлением, Правление выбирало общественных библиотекарей, так в 1913 году в должности библиотекарей поочередно побывало 9 человек (благодаря отчету мы знаем их фамилии).

В первые годы революции библиотека, скорее всего, работала, но отчеты за эти годы не составлялись, с 1919 года началось преобразование. Коллегией при Новоладожском уездном отделе народного образования было принято постановление об организации Центральной библиотеки им. А.С. Пушкина, осталась она в том же здании, здании бывшей Городской Управы. Самые значительные изменения коснулись правил пользования. Библиотека стала бесплатной, более доступной. Изменился режим работы с учетом удобства пользования. Она была открыта ежедневно с 6 до 9 вечера, по воскресеньям с 1 до 3 часов дня, а не 3 раза в неделю, как это было обозначено в Правилах, принятыми Общим Собранием членов библиотеки 7 декабря 1901 года.

 Тем же постановлением заведующей библиотекой была назначена Мария Ивановна Спирова, входившая ранее в состав действительных членов Новоладожской общественной библиотеки имени А.С. Пушкина и выполнявшая обязанности библиотекаря.  

Мария Ивановна Спирова родилась в 1883 году, получила среднее образование, работала преподавателем графических искусств в Новоладожском Высшем начальном училище, а с 1907 года связала свою судьбу с Пушкинской библиотекой, читающим ладожанам она была известна и как «Манока». Ее отец, Иван Михеевич Спиров, сам из свободных поморов, едва умеющий писать, но умеющий делать деньги на торговле, преимущественно рыбной, все делает, чтобы вывести дочь на более высокую ступень социальной лестницы. Дает ей образование, учит музыке, тратит деньги на дорогостоящее лечение (Мария Ивановна болела туберкулезом), покупает для нее двухэтажный дом по улице Суворова (ныне Ворошилова). Мария Ивановна часто покидала Новую Ладогу. Подолгу жила в Петербурге, побывала в Европе на горном курорте в местечке Карлбрунн, отправляла в Новую Ладогу открытки с видами курорта. В 1909 году совершила большое путешествие по Волге. Мария Ивановна проработала заведующей библиотекой до октября 1925 года. Затем Уездный Политпросвет решил, что библиотеке нужны новые «энергичные, политически выдержанные кадры». Мария Ивановна была отправлена на содержание Соцстраха.

С ее уходом что-то ушло и из библиотеки. Имя А.С.Пушкина для библиотеки было утрачено и она начала официально называться  Уездной Центральной библиотекой. Исчез Библиотечный Совет, который занимался устройством концертов и спектаклей для сбора средств на приобретение книг, вместо него был создан кружок друзей библиотеки, затем «Друзей книги и газеты», но его работа сводилась к чисто технической помощи на абонементе, при изготовлении списков и плакатов.

Судьба Новоладожской городской библиотеки в период с конца 20-х годов, с момента образования Волховского района, до окончания Великой Отечественной войны мало изучена.

По материалам Н.Ф. Морозовой,
ст. научного сотрудника
Новоладожского историко-краеведческого музея.